Каббала Каталог/статьи комм.    
Вторник, 30.05.2017, 13:59
Главная страницаРегистрацияВход Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта

Категории каталога
Берестников Ю. Г. [7]
Александр Блейхман [1]
Стихотворения о любви [1]
Нестеренко Алексей Викторович [1]
Александр Балтин [5]
galgalta.livejournal.com/ [1]
Михаэль Леви [1]
Льоусвикинг [5]
Валерий Хренников [2]
Хамитов Андрей [1]
Иегудит Тшува [1]

Начало » Статьи » Стихи » Александр Балтин

ЕВРЕЙСКОЕ КЛАДБИЩЕ

ЕВРЕЙСКОЕ  КЛАДБИЩЕ

Поставлены  торчмя

Мрачнеют  каменные  плиты.

Замшели  кое-где.

И  надписи, томя

То  идишем, то  густотой  иврита,

Рекут  о  жизни  и  беде. 

О  жизни  тёплой, суетливой,

Где  вес  имеют  всякие  дела.

Раввин  на камне  высечен – возносит

Сурово  перст, пугая  перспективой.

Что  обещает  каббала?

Мерцает  осень. 

Изображения  овец

И  рыб  на  плитах.

Реченья  Ветхого  завета.

Вот  здесь  лежат  отец

И  сын – вы  помяните  их  в  молитвах,

На  то  ведь  нет  запрета. 

Да, прожили  кто  как

Сумел, реальность  познавая,

Растя  детей.

Да  обретут – не  нужен  мрак! –

Ушедшие  свеченье  рая!

Сады  лучей! 
 
 

К  10-ЛЕТИЮ  СМЕРТИ  И. БРОДСКОГО

Смерть  оборвёт  анжанбеман

Очередной, но  самый  важный –

Она  едва  ль  страшна  томам,

Лишь  человеку  мнится  страшной.

О, вихреватая  стезя!

Другому  б  помрачила  разум.

Но  завлекательным  рассказом

Давать  трагедию  нельзя.

Американский  континент

Пестрит  разнообразьем  красок.

От  множества  людей и  масок

Каков  читателей  процент?

На  Родине  был  позже  бум,

И  доходящий  до  абсурда.

Давали  ощущенье  чуда

Стихи, одолевая  шум.

Но  время  страсти  усмирит,

Все  книги  утвердив  на  полках. 

Мороз  январский  весь  в  иголках

С  землёю  твердь  соединит. 

ОДИН  ИЗ  МНОГИХ

С  пейсами, в  лапсердаке,

С  чемоданчиком  в  руке,

Меж  других  печальноглазый

В  неизвестность  едет  он,

Явью  вряд  ли  удручён –

Пыльной, душной, несуразной. 

Думает – в  ином  равно

Месте  я  устроюсь! Но

Нету  местопребыванья

Для  него – лишь  мёртвый  ад.

Лагерь  ждёт. Нельзя  назад.

Поезд. Чёрное  молчанье. 
 

Тора  не  поможет, нет.

Где, Талмуд, твой  дивный  свет?

Траурно  мерцает  горе.

И  глаза  закрыл  портной,

И  в  себя  глядит, с  лихой

Собственной  судьбой  не  споря. 

МОИСЕЙ

Как  страшно – куст, не  прожигая,

Покрыли  ягоды  огня.

И  голос  зазвучал, пугая,

Меняя  перспективу  дня. 

Египет  своенравен. То  есть

Не  верит  правде  фараон,

Но  верит  силе, ибо  повесть

Её  читал  усердно  он. 

Как  реки  стали  красной  кровью,

Тогда  вошёл  в  сознанье  страх.

…а  море  сжало  смертной  солью

войска  Египта  навсегда… 

И  вот  евреи  средь  пустыни,

Пестреет  длинный  караван.

В  переплетеньях  Божьих  линий

Едва  ль  отыщите  изъян. 

ЕВРЕИ  В  ПУСТЫНЕ

Пестры  шатры.

И  нас  в  пустыне  очень  много.

И  неясна  дорога.

Оранжевы  в  ночи  костры.

Свинцовая  томит  тревога. 

Растянута  толпа – тут  целый  город.

Осёл  орёт.

Курчавый  паренёк – ужасно  молод! –

Взирает  на  девчонку  жадно – вот

Ток  жизни, что  неотменим.

Всегда  считаться  нужно  с  ним. 

Была  ли  манна

Осиянна? 

Жесток  песок  пустыни, крут  помол.

Действительность  нам  предлагает  знаки.

Но  как  понять  грядущего  глагол,

Когда  все  символы  двояки?.. 

       *       *       *

На  корабле  еврейском  хор  альтовый,

Вот  надписи  про  скорбь, судьбу, и  страх.

И  кантор  сотрясает  воздух  словом –

Что  изменяя  в  душах  и  умах?.. 

О, львиногласье! Зданье  синагоги,

Чей  корень – вера, манит  и влечёт.

И  равновесье  гласных  нам  в  итоге,

Коль  худо  жили – предъявляет  счёт. 

И  камилавки  будто  утопают

Тут  в  гроздьях  семисвечий, в  их  огнях,

Которые  источники  скрывают

Свои  в  столь  многослойных  небесах. 

К  60-ЛЕТИЮ  ПОБЕДЫ

Зима  и  лето  были  не  такими,

Весна  и  осень  были  не  такими,

Когда  земля  плыла  в  тяжёлом  дыме,

Цвела  огнём, и  смерти  оптом  шли.

Синело  небо, голубело  небо,

И  вечно  безответно  было  небо,

Его  молитвы  тронуть  не  смогли. 
 
 
 

Чернели  танки, и  леса  чернели,

Дотла  деревни  многие  сгорели.

Клубилась  партизанская  война

Помимо  основной, такой  жестокой –

Как  будто  все  былые  в  ней  одной

Сошлись, гигантской  и  тысячеокой,

Расплавившей  сейчас  предел  земной. 

И  подвиги  без  счёта  совершались,

И  в  сторону  отбрасывались  жалость

И  состраданье – впрочем, не  всегда.

Был  страшен  крест  военного  труда. 

Не  города – а  графика  развалин.

Кружило  вороньё. Твой  мозг  ужален

Былым, какого  мощь  себе  с  трудом

Представить  можешь. Но  победа  силы

Вернёт  народу. Жалко, что  могилы

Она  не  может  отменить  притом. 

ПАМЯТИ  ДАВИДА  САМОЙЛОВА

А  смерть  Самойлова  Давида

Нашла  на  сцене. Свет  погас.

И  тьма  сознанье  раздавила

В  определённый  день  и  час. 

Сороковые  отзвучали,

Пропахли  порохом  они,

Пропахли  порохом  отчаянья

Овеянные  скорбью  дни. 

Жизнь  восстанавливалась  мерно,

Среди  неё  цвели  стихи.

Коль  не  цвели – взрывались  нервно,

Иль  бились  приступом  тоски. 
 
 
 

И  распускались  хризантемы

Высоких  мыслей…Но  цветник

Оценит  кто  в  тисках  системы?

Тогда  рождается  дневник. 

А  перевод  имеет  свойство

Сближать  людей…А  вот  и  смерть:

Всё  было – высота, геройство,

И  вот  теперь  открыта  твердь. 

ИУДЕЙСКАЯ  МОЛИТВА

Просто  песню  я  пою

За  работою  привычной.

Матерьял сейчас  крою.

Сыт, здоров  и  жизнью  личной 

Удовлетворён. И  вот

Снова  впереди  суббота.

Значит  синагога  ждёт.

Хорошо  идёт  работа. 

О, молитва  с  просьбой  бред –

Данного  уже  довольно.

Я  благодарю  за  свет –

Денный  свет  идёт  спокойно. 

Денный  свет  ласкает   нас

Тихой  силою  своею.

Жизнь – молитва  иль  рассказ?

Жизнь  обычного  еврея? 

Жизнь  в  молитву  превратить

Я  желаю, я  стараюсь.

И  в  работе  растворяюсь,

И  в  стремленье  кротким  быть. 
 
 
 

ВСПОМИНАЯ  ПРОРОКА  ИСАЙЮ

Дистанцироваться  от

Обольщений  и  иллюзий.

Каменные  муравьи

Знают  много  мёртвых  троп.

Жар  почти  кипит  июльский.

Дни  им  сварены  твои. 

А  Исайи  голос  крут! –

Желчью  он  звучит  и  болью.

И  переполняет  мозг.

Книга  Библии. Идут

Дни – вневременною  солью

Я  насытить  их  не  смог. 

Шорох, морок  суеты.

Самому  же  мне  под  сорок,

Прошлое  лежит  рудой.

Что, старик, расскажешь  ты,

Коль  силён  извечный  ворог?

И  молчит  старик  седой. 

Разорвёт  себя  герой,

Чтобы  после  снова  склеить.

Кровь  струится  по  траве.

Осень  сыпет  вновь  листвой.

Жив  покуда – надо  верить.

Правд  никто  не  ведал  две. 

Истина – она  одна.

Соль  в  воде  сколь  растворима?

Царский  пышный  тот  дворец

Рухнет – говорит  луна.

Но  слова – мощнее  Рима.

Это  ведает  мудрец. 
 
 
 

МИР  ИУДЕЙСКИЙ

Мир  древний, мир  прапамяти, высот,

Духовных  взлётов, сложных  впадин  смысла.

Он  содержаньем, скорбью  всей  поёт,

Не  принимая  во  вниманье  числа.

Категория: Александр Балтин | Добавил: kabbalah (11.05.2007) | Автор: ben adam
Просмотров: 979 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск по каталогу

Друзья сайта

Статистика


Copyright MyCorp © 2006