Каббала Каталог/статьи комм.    
Среда, 26.07.2017, 21:38
Главная страницаРегистрацияВход Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта

Категории каталога
Берестников Ю. Г. [7]
Александр Блейхман [1]
Стихотворения о любви [1]
Нестеренко Алексей Викторович [1]
Александр Балтин [5]
galgalta.livejournal.com/ [1]
Михаэль Леви [1]
Льоусвикинг [5]
Валерий Хренников [2]
Хамитов Андрей [1]
Иегудит Тшува [1]

Начало » Статьи » Стихи » Берестников Ю. Г.

Сказка "СИЯНИЕ" , Юрий Берестников , продолжение 2
НАЧАЛО
А любовь, Раам, это такое чувство, где нет времени и пространства. Оно бесконечно, у него нет начала и конца, а следовательно нет времени. Не знаю, что произошло, но я испытываю это чувство к тебе, Раам, к Макифу и даже к Фила-Софии и абсолютно уверен, что оно - это чувство - называется любовью. Может, это все и объясняет. У тебя прошло десять минут, а у меня - целая вечность, которая сжалась до точки. Когда ты познаешь это чувство - чувство любви, у тебя время тоже пропадет.
Раам отстранилась от Ава, она еще не привыкла к книжному слову «любовь», которое упоминалось только в древней книге, а в башне никто это слово не произносил вслух, как сейчас Ав его произнес. И при этом он был уверен в истинности сказанного настолько, что у нее защемило сердце и к горлу подкатил ком, а в животе образовалась какая-то пустота, но это был не голод. Она испугалась.
- Ав, завтра будет нотация тебе, мне и Макифу, и от ее длины зависит все, - с грустью в голосе произнесла Раам.
- Нет, милая Раам, «все» не зависит от нотации Фила-Софии и законов башни. Вообще-то их просто нет, они выдуманы.
- Как это? – удивилась Раам.
- Очень просто, все, что скрывается во тьме, мы называем законами, когда же Свет приходит и светит нам, то нет никакого скрытия, нет тьмы, а следовательно, и выдуманных законов. Тени исчезают, остается только суть, а суть наша - это любовь. Вот и все. Нет больше страхов, когда приходит Свет, ибо они рождаются только во тьме. Нет несвободы, ибо она является производной от несогласия. Все объединяет один лишь Свет, и он присутствует во всем и везде, только мы не можем его коснуться... - Ав помолчал и добавил, - пока!!!
- Тук, тук, тук…
- Кто-то стучит, – сказал Макиф, – Я открою.
На пороге стоял посыльный Фила-Софии.
- Вам необходимо подняться в среднюю часть четвертого яруса города Вилон на площадь Тиферет, где вам будет зачитана нотация наиумнейшей и наисветлейшей нашей Фила-Софией Клипа, – заученным официальным тоном доложил посыльный и скрылся в темноте коридора.
- Пора друзья мои, - веселым голосом, будто ничего не случилось, сказал Ав.
Глава пятая.

Сияние.

Ав, Раам и Макиф, втроем направились к круговой лестнице. Пока они поднимались, Ав смотрел на Раам, он не боялся длины нотации и шел с легким сердцем. Раам же была напугана и неотрывно смотрела вниз, на ступеньки. Макиф шел спокойно, изредка посматривая в сторону Ава.
- Ты не боишься, Ав? - спросил Макиф.
- Нет, друг мой, чего бояться. Приговор будет справедлив в отношении меня. Я не смог донести до своего народа правду и потому заслуживаю наказания. И я вынесу любое, даже самое страшное – изгнание.
- Но тогда ты не сможешь рассказать всем, что ты видел пророчество священной книги?
- На это воля Ава”я, и он меня не оставит. Пообещай мне, Макиф, если мое наказание будет суровым, то ты обязательно поднимешься в обсерваторию и найдешь подаренный мне Ава”я калейдоскоп.
- Обещаю, друг мой. Чтобы ни произошло с тобой, я выполню любое твое желание.
Они поднялись на четвертый ярус. Еще треть - и они окажутся на площади Тиферет у подножия помоста. Когда они вошли на площадь города Вилона, жители уже собрались и с нетерпением ждали известий.
Ав, Раам и Макиф стояли у помоста. Вверх по ступенькам медленно взбиралась могущественная Фила-София. Поднявшись на помост, она начала вещать:
- Жители города Вилона, обыватели поднебесной башни, говорит Клипа-Нога. Сегодня я объявлю свое решение в отношении трех нарушителей моего закона. Итак: Раам зачитывается длинная нотация, - толпа заволновалась, - фонарщику Макифу зачитывается не очень длинная нотация, - толпа загудела, - звездочету Аву зачитывается… - Фила-София сделала паузу, толпа замерла в ожидании, - …короткая нотация, - толпа словно взорвалась.
- Итак, привести решение Клипа-Нога в исполнение немедленно.
- Но, позвольте, - закричал Макиф, - это несправедливо по отношению к звездочету… Фонарщик не успел договорить, как Фила-София, гневно посмотрев на него и стукнув молоточком по помосту, прокричала:
- Клипа-Нога изменяет свой приговор в отношении фонарщика Макифа и зачитывает ему короткую нотацию. Она три раза простучала по помосту, толпа, смиренно и медленно стала расходиться.
- Макиф, зачем ты начал перечить Фила-Софии? - повернувшись к Макифу, удивленно спросил Ав.
- Не беспокойся за меня, Ав, я всегда буду с тобой, - с гордостью ответил Макиф.
- А как же калейдоскоп?
- Мы найдем способ и достанем его с самого верха.
Раам стояла, опустив руки, по щекам ее текли слезы.
- Что с тобой будет, Ав?
- Не бойся, девочка моя, все будет хорошо. Свет меня не оставит, и я найду способ донести его до своего народа.
В это время к ним подошли двое посыльных и приказали спускаться вниз. Раам они не тронули, но она побежала вслед за друзьями. На нулевом уровне, перед вратами башни Ав подошел к Раам и, крепко обняв ее на прощание, сказал:
- Сохраняй веру в меня, и я приду за тобой и уведу на землю Солнца. Врата башни отворились, Ав и Макиф уверенно ступили за пределы башни в кромешную тьму, врата закрылись.
- Какая тишина, словно перед рассветом. Знаешь, Макиф, перед восходом Солнца наступает полная тишина, как сейчас. Будто весь мир замирает перед Его величием.
Макиф смотрел на Ава, и в его глазах Ав прочитал преданность и самоотречение.
- Ты только не пугайся, Ав, я часто ходил за пределы башни, и поэтому мы не пропадем. Иди за мной, я кое-что тебе покажу.
Тьма была такой непроглядной, что Ав держался одной рукой за плечо Макифа, чтобы не потеряться. Они шли совсем недолго, и вдруг Ав разглядел вдали какой-то свет.
- Что это там впереди? - спросил Ав.
- Это поселение, оно образовалось из группы людей, выдворенных из башни. Я часто здесь бываю и обеспечиваю их светом. Там мы и остановимся.
Когда они подошли поближе к поселению, Ав увидел довольно много людей, света хватало, даже было в избытке, потому что там применялась технология Макифа с изогнутым зеркалом.
- Вот, познакомьтесь, это звездочет Ав, - представил фонарщик людям Ава.
Они подходили по одному и знакомились. Последний, представившись, пригласил гостей за стол.
Ав сел у края стола и второй раз за этот день почувствовал голод. На столе всего было в достатке, но Ав удивился не этому, а тому, что каждый сидящий за столом держал в руках священную книгу. Один из них встал, открыл ее и начал читать: «Когда Солнце восходит, то просыпается вся земля, и нет ничего и никого на земле, кто бы не увидел Свет. Он проникает во все сущее и дарит всем любовь и жизнь…»
Все люди, помолчав минуту, приступили к трапезе.
Ав был так удивлен происходящим, что даже забыл про голод. Ему хотелось расплакаться от переполнявшего его счастья, он ожидал от изгнания всего, чего угодно, но только не этого. «Я пришел домой, - подумал Ав и приступил к трапезе.
Когда трапеза закончилась, все собрались вокруг Макифа и Ава. Люди совсем не расспрашивали друзей о жизни в башне и о том, за что их изгнали. Они хотели лишь одного, чтобы мы, как и они уверовали в истинность сказанного в священной книге. Макиф встал на стул.
- Друзья мои, вы знаете меня уже давно, не первое лунное тысячелетие. Я пришел к вам с Авом, и он расскажет вам все, что видел и познал сегодня.
Ав растерялся, он был немного напуган предыдущей неудачной попыткой донести до народа все, что он познал. Волнение сковало его, но Ав, вздохнув полной грудью, встал и произнес:
- Братья мои, народ мой, был я сегодня на земле обетованной, обогретой Светом и любовью Солнца. А привел меня туда отец наш чье имя Ава”я, и видел я рассвет, и восход Солнца, как вижу сейчас вас, и слышал я пробуждение земли, пение птиц. Все краски нового мира разглядел я, но главное, друзья мои, познал я, что такое любовь через песню, которую пел Ава”я, стоя на высоком обрыве и вдыхая рассвет. И чувство это незабываемо, и лишь оно теперь движет мною. Сказал мне отец наш, стоя у восхода Солнца: «Но прийти на землю Солнца ты сможешь лишь со своим народом. Они должны все как один поверить тебе, и тогда я укажу путь вам». «Но как же они поверят, если во мне нет силы твоей?» - спросил я у него. И ответил он мне: «Ты знаешь, как Верой одной ты пришел сюда и Веру эту посели среди народа твоего, тогда поверят они не тебе, а Вере, и будут неизменны ей до конца. Твое желание пробудит в них силу, и воспоете вы у подножия башни все как один, тогда приду я к вам, и будете вы благословенны Светом и откроется вам путь на землю Солнца. И найдете здесь любовь и познаете горе. И счастьем будет каждый миг вам в Свете и горестным во тьме. Полна будет чаша ваша до краев, и испить вам нужно будет ее до дна, и лишь тогда я призову тебя к себе».
Люди слушали его с большим вниманием, и Аву показалось, что они услышали его и поверили в истинность сказанного. Когда он закончил, все сидели молча, в раздумье.
- Я верю тебе, - поднялся один.
- Я верю тебе, - поднялся другой.
- Мы верим тебе, - и все как один встали из-за стола.
- Веди нас, Ав, и мы пойдем за тобой. Отныне ты - наш Учитель.
- Но я же не знаю, как это сделать? - взмолился Ав к народу своему. - Ведь только тогда мы обретем землю Солнца, когда все до одного поверят мне, а как это возможно, если мы не войдем в башню?
Наступила тишина, которую неожиданно нарушил фонарщик Макиф.
- Я знаю! - все удивленно посмотрели на него, - Да, я знаю, как вселить нашу веру в народ, живущий в башне. Меня изгнали из башни, как и вас. В скором времени в городе начнет угасать свет, и тогда все ее обитатели станут выходить за ворота, чтобы пополнить свой запас светлячков. Вот тогда каждого из них мы будем приглашать к себе, кормить, поить и рассказывать, как увидеть хорошее, и со светом и книгой провожать его обратно.
- Но где мы найдем столько книг? – спросил Ав
- Не волнуйся, Учитель, по закону Фила-Софии все книги были выброшены с девятого уровня башни, а мы их собрали и привели в порядок, и, поверь мне, их столько, что хватит каждому, - сообщил старший из поселенцев.
Идея всем очень понравилась, и они стали ждать, пока не начнет угасать свет в башне.
Прошло несколько лунных дней, и из Вилонской башни начали выходить люди, один за другим, чтобы пополнить запасы светлячков. Макиф с друзьями уже заготовили их в большом количестве. Они встречали каждого жителя башни у ее подножия и провожали к поселению, а там угощали едой и напитками и рассказывали о Солнце, о новой земле, о рассвете и восходе и о том, что всем как один нужно поверить в это. А затем их провожали обратно в башню, одарив светом и священной книгой. Очень скоро к ним пришла Раам. Ав рассказывал ей то же, что и другим, но неожиданно для себя заметил в подруге какое-то волнение.
- Постой, Ав, все что ты мне рассказываешь, я могу изобразить на бумаге. И тогда каждый, кто придет к вам, сможет это не только услышать, но и увидеть, - загорелась желанием Раам. - У меня нет тех красок, что ты описываешь, но у меня есть вера и большое желание помочь тебе. Ведь любовь - это незабываемое чувство, которое ты во мне пробудил, Ав, и я готова на все, чтобы оно осталось во мне и коснулось каждого. Я прошу позволить мне остаться у вас.
И все с радостью согласились.
Раам писала картины со слов Ава, и он поражался, насколько точно она передавала увиденное им! Пусть у нее не было нужных красок, но, используя тона и полутона, художница была так близка к истине, что порою Аву казалось, что он уже вернулся на землю обетованную.
И так день за днем, месяц за месяцем к ним приходило все больше и больше людей, и некоторые оставались с ними. И все получали порцию света от Макифа, любовь и надежду от Ав и Раам.
И настало время, когда вышла к ним Фила-София и, пройдя мимо опешивших поселенцев, подошла к Аву.
- До самого верха башни дошли слухи, что здесь дарят свет и любовь. Это правда, Ав, Раам? - Она вопросительно взглянула сначала на Ава, потом на Раам.
- Да, дорогая властительница башни Вилонской, - без тени замешательства, с любовью ответил Ав. Но мы дарим не свет и не любовь, а искру веры, которая приведет каждого на землю света и любви.
- А я смогу удостоится? – как показалось Аву, искренне спросила Фила-София.
- Да, конечно, - на этот раз ответила Раам, - ведь вы ничуть не хуже и не лучше всех тех, кто живет рядом с вами. Наш народ достоин большего, чем тесные стены башни. Для этого надо совершить чудо, но оно возможно, если мы все вместе соберемся у подножия башни и все как один воспоем песню Солнцу и любви.
Фила-София внимательно выслушала Ава и Раам, взглянула на картины, где изображалась земля обетованная, и неожиданно для всех произнесла:
- В этих картинах не хватает красок земли Солнца, и она достала из сумки калейдоскоп и протянула его Раам.
- Вот возьми, там все цвета новой земли, Ав оставил его у себя в обсерватории - это был подарок мне. Завтра я объявлю на площади Тиферет жителям города Вилона, чтобы все, в ком поселилась искра веры и надежды, спустились к подножию башни. Фила-София, посмотрев внимательно на всех поселенцев и взяв порцию света у Макифа, направилась в башню, но остановилась и, обернувшись, тихо, но твердо сказала:
- Я приду!!!

Это было первое утро у подножия Вилонской башни. Все произошло очень просто, но событие было настолько грандиозным, что забыть его невозможно никогда. Не осталось в башне ни одного человека, все как один спустились вниз, к ее подножию. Фила-София вела за руки слепых старцев, хранивших прежде священную книгу. Весь народ образовал живое кольцо вокруг башни, и Ав запел. Он пел сердцем народа и устами Отца своего так, что все просыпалось во тьме, и мгла рассеялась, и опустилось звездное небо и поднялось. А когда Ав закончил песню, наступила такая тишина, что, казалось, вот-вот раздавит уши. И вдруг люди увидели линию, которая отделяла верх от низа. И звезды стали пропадать с небосклона тысячами и миллионами. И озарилось небо сиянием, и померкла Луна, и запели птицы, и ветер разнес весть о рождении восхода по всему миру. И тогда воспел песню новому дню весь народ Ава и Раам. И соединились они навечно со своим народом, как один человек с одним сердцем, в одно целое - АВРААМ.

И было утро, и был вечер. И был день, и была ночь.
Так было и так будет всегда.

08.08.08 г.
Категория: Берестников Ю. Г. | Добавил: kabbalah (11.10.2008)
Просмотров: 698 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск по каталогу

Друзья сайта

Статистика


Copyright MyCorp © 2006